Игорь Холоденко (igor734) wrote,
Игорь Холоденко
igor734

Налоговая реформа: Хорошая, плохая, злая - Часть 3, продолжение

Продолжение третьей части статьи Джона Молдина о налоговой реформе США. Начало см. здесь: http://igor734.livejournal.com/55603.html

Осколки розницы

Как и следовало ожидать, розничная торговля категорически против BAT. Walmart, Target и им подобные уже вовсю лоббируют против него. Один из экспертов, с которыми я говорил, в ответ на мой вопрос об оппозиции ритейла тяжело вздохнул и сказал, что Национальная федерация розничных торговцев (National Retail Federation) всегда была против любых налогов на потребление.

По мере обдумывания этой статьи, для меня это становилось все яснее и очевиднее. Ведь “Потребление” - это как раз то, что продают ритейлеры. Они хотят, чтобы мы потребляли больше разных товаров из их магазинов. Налоги на потребление снижают сумму, которую потребители имеют возможность потратить, поэтому такие налоги являются прямыми потерями для розничной торговли, по крайней мере, в краткосрочной перспективе – а краткосрочной здесь является перспектива порядка 5 - 10 лет. Быстро приспособиться к таким вещам будет довольно сложно.

При этом ритейлеры не просто “насвистывают “Дикси” (т.е. занимаются бесполезным делом - прим. igor734). BAT реально по ним ударит, причем довольно сильно, и аккурат в то время, когда у них и без того проблемы. Рождественский сезон 2016 года был невероятно успешным для Амазона и его интернет-братьев (среди которых и Walmart, очень широко представленный сегодня в интернете). Для всех остальных - не очень. Электронная коммерция наконец-то достигла критической массы. Теперь она переходит к уничтожению конкурентов.

Грубо говоря, в рознице главное логистика. Вам нужно поставить правильный продукт перед правильным потребителем и в правильное время, ни минутой позже или раньше. Большие магазины на самом деле довольно неплохо с этим справляются, но теперь у них появилась новая проблема. Потребители везде таскают с собой эти маленькие суперкомпьютеры для сравнения цен при шопинге (спасибо Apple, Samsung и другим – и кстати, это все импортные продукты и будут стоить на 20% дороже в пост-BAT эру), и совсем не стесняются искать лучшую цену. Амазон обычно имеет все, что вам нужно за меньшую цену, если вы согласны день-два подождать.

Хуже того, Amazon еще и сокращает это время.  Они построили потрясающую сеть высокоавтоматизированных складов во всех крупных городах. Они сегодня находятся в процессе создания собственных воздушных сил из дронов, чтобы ускорить доставку. Здесь, в Далласе, вы реально можете получить доставку многих товаров в день заказа, причем за такую же или даже лучшую цену, чем у традиционных ритейлеров. Пара кликов мышкой, и он уже летит к тебе; и не надо ехать в магазин только для того, чтобы обнаружить, что того бренда, который имеет лучший рейтинг, у них нет. В сегодняшней экономике бизнес-модель Амазона работает лучше, это просто факт.

И вот, Амазон продает множество импортных товаров. И Walmart тоже. Пограничный налог ударит по обоим, однако он точно также ударит по старомодным ритейлерам, причем в то время, когда они изнывают от конкуренции с Амазоном. Walmart еще может выжить. Однако я совсем не уверен насчет компаний типа Sears.

Я чрезвычайно разочарован некоторыми моими друзьями-республиканцами, котрые либо этого не видят, либо беспечно предполагают, что новые рабочие места чудесным образом возникнут для потерявших работу. Му видели во время недавнего “восстановления”, что это уже не так.  Пришло время мучительных перемен. Нам придется найти лучший способ помочь людям приспособиться к этим изменениям. Да, рынок предоставит новые возможности, однако люди не являются идентичными кирпичиками, которые можно просто переложить в новую кучу.

В разговорах со сторонниками пограничной поправки я очень мало слышал о том, как этот план будет внедряться. Похоже, они не сильно задумываются о том, как перевести экономику и население из одного состояния в другое, избежав негативных издержек по дороге.

И это большая проблема. Даже если все сработает так, как запланировано, переход будет болезненным. Это как синоптики, с радостью сообщающие о теплой и солнечной погоде послезавтра, сразу же после того, как пройдет ураган 5-й категории. Они малость забегают вперед.

Прошу понять, я бы и не был бы настолько против BAT, если бы мы могли быстро перемотать следующие пять лет и сразу же переместиться в новую точку равновесия без необходимости адаптации, которая должна произойти в это время. Это приспособление будет более проблематичным, чем бы можете себе представить.

Промышленные рабочие места - это прошедшая война

Как я уже упоминал в первой части, 80% промышленных рабочих мест, которые были потеряны в последние 20 лет, исчезли из-за технологий, а не “вывоза”. Этот тренд в ближайшее время никуда не денется, и эти рабочие места никогда не вернутся. Пожалуйста, имейте в виду, что сегодня мы производим больше промышленной продукции, чем когда-либо до этого; просто этим занимаются на много меньше людей.

Заметьте также: многие люди из администрации Трампа настроены критически по отношению к Германии и ее экспортно-ориентированной модели. Я согласен, что Германия представляет собой проблему. Но разрешите мне указать на то, что в следующую глобальную рецессию (а в мире всегда есть место для следующей глобальной рецессии) у страны, зависящей от экспорта на 50% своего ВВП, будет вырвана глотка. Особенно когда евро развалится, и ни у кого не будет возможности покупать дорогую германскую продукцию. Быть промышленной державой имеет свои издержки, и нужно быть очень осторожным в своих желаниях. Промышленный фетиш, который цепко держит в руках некоторых республиканцев, имеет свою цену. И заметьте, что многие из продуктов, которые мы считаем “сделанными в США” имеют важные компоненты, производимые по всему миру. Я могу привести вам буквально сотню больших примеров, однако достаточно будет одного Боинга 787. Продажи Боингов являются важной частью нашего долларового экспорта и технологической гордости. Можно ли найти что-то более американское, чем Боинг? Ну, вообще-то намного больше, чем вам кажется.

Но это отрезвляющая реальность на самом деле не показывает самое важное: промышленные рабочие места - это действительно прошедшая война.

Следующим фронтом в “войне за рабочие места” будет сервисная экономика. Когда (я считаю, что скорее всего именно когда, а не если) Sears пойдет на дно, 178 тыс главным образом сервисных рабочих мест исчезнет. Сохранение пары-тройки промышленных рабочих мест тут и там было бы мило, но они никак не возместят потерю 178 тыс рабочих мест в сфере услуг.

Лет примерно через 5, автоматическое управление автомобилями оставит без работы водителей грузовиков и таксистов. И где эти 3 млн человек найдут работу?

В сфере услуг есть множество мелких магазинчиков и контор, которые будут “исключены из посреднической цепочки”, что является красивым способом сказать о том, что онлайновые и другие более эффективные предприятия заберут или уничтожать их рабочие места. В буквалном смысле слова миллионы рабочих мест окажутся под риском уже в ближайшее время после создания производств новый цельных тканей. (Этому вызову будет посвящено несколько будущих статей. Он будет критичным для всех стран в мире.)

Вот почему я аплодирую самой идее того, что республиканцы пытаются сделать в своем плане “Лучший путь”, потому что они пытаются стимулировать создание новых бизнесов в Соединенных Штатах. Новые бизнесы являются тем зародышем, из которого распустятся новый рост и новые рабочие места.  Однако тот механизм, который они собираются использовать для достижения этой достойной цели, может создать больше проблем, чем решить.

Долларовая катастрофа

Надо отдать им должное, Пол Райан и председатель Комитета Мер и Весов Палаты представителей Кевин Брэди знают все, о чем я только что сказал, и даже по большей части с этим согласны. Однако они считают, что негативные эффекты BAT исчезнут довольно быстро из-за изменений в валютных потоках. По мере сокращения торгового дефицита, все меньше долларов будет утекать из США в пользу остального мира. В результате этого тренда, доллар вырастет по отношению к другим валютам, что, соответственно, компенсирует повышение цен, которые мы платим за импортные товары.

Это так в теории. И действительно, большинство экономистов согласны с тем, что доллар, скорее всего, существенно вырастет, если данный проект будет принят. Т.е., согласно теории покупатели Walmart на самом деле не будут платить более высокие цены, по крайней мере, в долларовом измерении. Я все же не думаю, что в реальности все будет работать именно так, по крайней мере, не так быстро, как они надеются. Моя знакомая по конференции в Кэмп Коток Меган Грин, являющаяся главным экономистом в Manulife Asset Management, объяснила это в своей колонке в Financial Times в начале этого месяца (выделение мое):

“Доллару США придется подстраиваться в течение нескольких лет. Исторически этот период между шоком текущего баланса внешней торговли и завершением процесса реакции обменного курса доллар, составляет примерно 5 лет. Цены обычно проявляют изрядную инерцию [Это критический момент! Будьте внимательны! – прим. Джона], особенно в условиях, когда 93% договоров импорта США и более 40% договоров глобальной торговли номинированы в американских долларах. Эти цены придется пересогласовывать, и на это потребуется время. Кроме того, и ФРС, и Китайский народный банк будут делать все, что в их силах, чтобы противодействовать этому движению обменного курса”.

В кратко- и среднесрочной перспективе, импортерам придется перекладывать стоимость пограничного налога на американских потребителей, на которых обычно держится восстановление экономики. Удар по ним может существенно подорвать рост в тот момент, когда инфляция начнет ускоряться, что приведет к стагфляции.

Рано или поздно, но доллар все же вырастет. Однако последствия этого налога в этом случае будут еще мрачнее из-за той роли, которую играет доллар в качестве мировой резервной валюты. Почти $10 трлн зарубежных долгов номинированы в долларах.

Согласно данным Банка международных расчетов, почти 90% турецкого суверенного долга и более чем 80% долгов китайских и южнокорейских нефинансовых корпораций номинированы в долларах США. Удорожание доллара на 15–25% может усложнить их обслуживание и ухудшит финансовую ситуацию в этих странах и по всему рынку развивающихся стран.

Мы вновь видим, как долги мешают нам сделать то, что в других условиях имело бы смысл. Развивающиеся страны имеют массивный размер номинированных в долларах долгов. Более сильный доллар означает, что они каким-то образом должны заработать больше местной валюты, чтобы покрыть свои долларовые долги. И они будут вынуждены сделать как можно быстрее, даже когда их экспорт сокращается из-за того, что американских потребителей поощряют “покупать американское”.

Дальше - хуже. Кому эти развивающиеся рынки должны деньги? Главным образом, западным банкам и держателям облигаций, которые зачастую сами в долгах как в шелках. Потенциальное финансовое сжатие может быть массивным. Амброуз Эванс-Притчард из лондонской Telegraph описывает это довольно яркими красками:

“Тем не менее, движение в этом направлении создаст глобальный шок первого порядка. “Это вызовет серию кризисов на развивающихся рынках,” - говорит Стэн Вьюгар из American Enterprise Institute. По его оценкам, долговое бремя для компаний и государств с долларовой задолженностью подскочит на $750 млрд. Только турецкие фирмы получат удар в $60 млрд.

И это еще не конец. Исследования Банка международных расчетов показывают, что рост доллара автоматически заставит банки Европы и Дальнего Востока сократить межгосударственное кредитование через механизм хеджевых контрактов.

Взлет доллара в район 20% отправит китайский юань в свободный полет сквозь несколько уровней психологического сопротивления. Народный банк Китая (PBOC) уже вынужден довольно серьезно включиться в торги, чтобы удержать курс в 7 юаней за доллар. Потребуются свирепые меры, чтобы удержать китайский средний класс от ввывода денег из страны, когда юань свалится на 20%.

Юньчэн Ли из Warren Capital говорит, что режим обмена валют в Китае даже более хрупок, чем кажется. Официальные данные о резервных фондах PBOC завышены на $1 трлн, либо в связи с тем, что эти резервы «обременены» форвардными долларовыми продажами, либо потому, что они должны храниться в резерве в качестве «финансовой поддержки» для китайских компаний, подверженных риску дефолта по долларовым долгам. Она ожидает, что система может сломаться в любой момент без предупреждения.

Я довольно сильно сомневаюсь, что ось Трамп-Райан имеют хотя бы какое-то представление о том, что произойдет, если они сдетонируют дефляционно-долговой кризис в Китае, или если они запустят короткое сжатие на $10 трлн зарубежном долларовом долге, для которог нет никакого кредитора последней инстанции. Я даже думаю, им это все равно”.

Я с этой последней частью в корне не согласен. Я думаю, Трамп и Райан на самом деле определенно обеспокоены из-за потенциальной возможности устроить глобальный кризис. Они просто не думают, что у них это получится. И здесь, я думаю, они игнорируют базовую теорию игр.

Мировая экономика в настоящее время располагается в некотором подобии равновесия Нэша. Это означает, что каждый уже приспособился к нынешним правилам игры, согласно которым доллар является мировой резервной валютой; США согласны иметь большой торговый дефицит, снабжая таким образом остальной мир долларами, которые таким образом продолжают оставаться резервной валютой; а глобальная торговля основывается главным образом на том, что нынешние налоговые условия в целом стабильны.

Теория игр: Разрушение равновесия Нэша

Когда я разговаривал с республиканскими лидерами и спрашивал их, с чего это другие страны никак не отреагируют на BAT и не наложат высокие пошлины или другие санкции на американские товары, они обычно отвечали вопросом на вопрос: “Но с чего это вдруг они будут это делать? С BAT мы всего лишь делаем то, что они уже давно делают с нами”. И они правы. Американские корпорации сегодня находятся в сильно невыгодном конкурентном положении из-за того, что мы имеем высокие корпоративные налоги и не имеем НДС. Другие нации не берут НДС когда их компании экспортируют продукцию. Это значит, что германские автомобили, продаваемые в Азии или японские машины, продаваемые в Европе имеют конкурирующее налоговое преимущество над автомобилями, сделанными в США и продаваемыми в этих странах. Республиканцы тут просто пытаются избавиться от  этого.

Однако проблема заключается в том, что другие страны вряд ли просто скажут: “О, наконец-то Соединенные Штаты додумались до того, что мы использовали в свою пользу их глупую чрезмерно сложную налоговую систему. Что ж, если уж мы ничего больше не можем сделать, давайте расслабимся и будем получать удовольствие”. Нет, они, скорее всего, захотят защитить свои бизнесы. В международной торговле каждая страна сама за себя. Они все отреагируют на потерю того, что считали своим конкурентным преимуществом. Если вы этого не понимаете - возвращайтесь в детский сад и изучайте как дети обмениваются игрушками в песочнице. Подобное поведение встроено в чловеческую природу каждого.

Теория игр ясно демонстрирует, что когда один игрок нарушает равновесие Нэша, все другие игроки на это реагируют; и их реакция будет продолжаться до тех пор, пока не будет достигнуто новое равновесие. Единственный вопрос здесь - через какой процесс придется пройти миру, чтобы достигнуть нового равновесия, и хотим ли мы увидеть во что этот процесс в итоге выльется?

Мы попробуем рассмотреть этот вопрос через мгновение, но сначала я хотел бы вернуться назад и показать вам еще раз несколько параграфов из статьи Чарльза Гейва, которую я процитировал в первой части. Советую перечитать ее полностью, если вы еще этого не сделали.  (Выделение мое).

“Понятное дело, я преувеличиваю для достижения эффекта, однако этот пример показывает, что эти “непомерные привилегии” США имеют мало общего с принципами свободного рынка, поскольку это предполагает, что у США (i) отсутствуют ограничения на внешнюю торговлю и (ii) есть возможность навязать другим странам расчеты в долларах. Если хотя бы одно из этих условий прекратит существование, вся кредитная пирамида рухнет. И само собой, десятилетиями различные комментаторы пугали, что весь остальной мир в один прекрасный момент может потерять доверие к доллару США как мере стоимости, в результате чего процентные ставки в США взлетят вверх и экономика рухнет – японские, китайские и бразильские супермодели в различное время широко пропагандировались в качестве потенциальных ликвидаторов.

Я никогда не верил в подобные страшилки - пока США остается сверхдержавой, способной  удерживать международное уважение. Меня больше беспокоила ситуация, когда США, движимая внутренними политическими соображениями, поднимет мосты и решит стремиться к профициту во внешней торговле. Подобный вариант всегда мог бы быть инициирован исключительно американцами, которые решили бы, что нынешняя глобальная производственная система работает против их интересов. [Это самая критическая мысль из тех, что нужно обязательно понять! – ДМ]”.

Окончание см. здесь: http://igor734.livejournal.com/56234.html

Tags: Америка, налоги, теория, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments