Игорь Холоденко (igor734) wrote,
Игорь Холоденко
igor734

Налоговая реформа: Хорошая, плохая, злая - Часть 4 - Окончание

Окончание. начало здесь http://igor734.livejournal.com/56719.html и здесь: http://igor734.livejournal.com/56849.html
Есть много политиков, считающих себя добрыми феями рабочих мест. Только дайте правительству еще больше денег, и оно создаст “программу создания рабочих мест”, которая будет создавать рабочие места.

Окей, теперь я буду выступать в роли того парня, который рассказал вашим детям, что Санта-Клауса не существует.

Добрых фей рабочих мест не существует. Можете называть меня мистером Гринчем (персонаж детской сказки “Как Гринч украл Рождество” - прим. igor734).

Все, что реально существует - это фабрика грез, где некоторые персонажи однажды просыпаются и решают, что они могут создать совершенно новое будущее, которое приведет к более лучшему миру, по дороге принеся им немного прибыли. Или, может быть, жажда прибыли появляется в начале. Но потом в любом случае им придется найти откуда взять первоначальные деньги. Бизнес-планы. Кредитные карточки. Родственники и друзья. Если у вас есть связи в Силиконовой долине, может, вас порекомендуют в Kleiner Perkins. И вам придется чертовски постараться, чтобы попасть в число 5% счастливчиков, которых они отбирают для финансирования.

Большинство новых бизнесов, все же, более обыденны, чем хай-тек. Парикмахерские, бары и рестораны, химчистки - и тонны франчайзинговых компаний. Серьезно, франчайзинг - это реальные бизнесы. К примеру, 82% всех Макдональдсов являются франшизами. Они зарабатывают от $500 тыс до $1 млн прибыли в год. Различные франшизы дают порядка 8% рабочих мест в США. Все франшизы из списка 50 лучших - это обыденные местные бизнесы: пончиковые, салоны красоты и сервисы по уборке офисов. Не сказать, чтобы хай-тек, однако это тоже рабочие места. Серьезно, возьмите журнал Entrepreneur и откройте их список 500 лучших франшиз, если вам больше нечем заняться. Найдите мне в этом списке хоть один хайтековский передовой стартап, который может превратиться в следующий Google или Apple. Но это же реальные бизнесы? Конечно. Возможность для долговременного заработка? Возможно. Но требуют ли они больших затрат в самом начале? Абсолютно.

Каждому из этих новых бизнесов, даже таким как Google и Apple, нужен новый капитал, чтобы оторваться от земли. И этот капитал не упадет с правительственного дерева. Я начинал множество новых бизнесов, и ни разу не получил ни копейки помощи от правительства. Если я зарабатывал деньги, IRS забирала часть моей прибыли; но если я их терял, все потери ложились исключительно на меня. Вот такое вот партнерство с государством. (Да, я знаю, что есть некоторые, кто сообразил, как отгрызть кусочек от правителсьтвенного пирога, но это довольно малая доля от общего реального успеха.)

Новые бизнесы, которые должны содать реальные рабочие места, так необходимые нам для процветания в 21 веке, пока еще в мечтах или на гаражной стадии. Им понадобится капитал. И им нужны люди, которые решат, что смогут получить неплохую прибыль, когда инвестируют, не важно, свои деньги или убедят присоединиться кого-то другого.

С чем нам придется столкнуться в следующей части – и это будет ответом на мою загадку в начале этой части – это то, что общие расходы правительства США– федерального, регионального и местного – превышает 35% американской экономики, и это без учета ежегодного прироста национального долга. Частные бизнесы в два раза меньше правительства, и они должны содержать все эти правительственные расходы. Да, я знаю, что часть этого содержания поступает из зарплат правительственных служащих, но их налоги не увеличивают размер пирога. Однако, как многие готовы возразить, 35% намного меньше, чем 50% во многих европейских странах, но дело не в этом.

Каждый доллар, который уходит на уплату налогов и поддержку правительства - это доллар, который не может быть инвестирован в новый бизнес и, таким образом, помочь созданию новых рабочих мест. Я понимаю, что это сильное упрощение. У некоторых людей сбережения - это просто сбережения, которые они никогда не вложат в любые новые предприятия. Но есть и люди с моим предпринимательским дефектом в хромосомах, которые просто не могут удержаться. Они возьмут все свои сбережения, все новые доходы и спустят их на новые рисковые затеи (вместо того, чтобы поехать в Вегас).

Но если брать в среднем, данные ясно показывают, что чем больше в стране капитала, тем больше в ней предпринимательского потенциала. И если вы облагаете этот капитал слишком высокими налогами, у вас будет меньше предпринимательской активности. Это подтверждается по всем странам во все времена в любом исследовании.

Серьезно, покажите мне хоть какое-нибудь исследование, которое демонстрирует, что в странах с более высокими налогами больше предпринимательства и создаестся больше новых бизнесов, чем в странах с низкими налогами. Я даже готов поспорить, что вы не сможете найти хоть что-то, что не было бы манипуляцией с данными (или не получено на очень маленькой выборке) и что могло бы хотя бы приблизиться к подтверждению того, что предпринимательство не имеет никакого отношения к объему располагаемого капитала. Я готов поспорить на что угодно.

Есть простое объяснение того, почему США являются предпринимательским центром: наши налоги традиционно ниже, чем в других странах. Вы можете найти другие причины, культурные факторы или другие объяснения; но для меня, как предпринимателя, бизнесмена и экономиста, при всей этой литературе все сходится единственно к доступности капитала. Заметили, как резко взлетел новый бизнес в Китае, как только капитал там стал доступным?

И пожалуйста, не надо мне вешать эту фальшивую лапшу про процентные ставки ФРС и рост рабочих мест. Когда вы начинаете бизнес, процентные ставки для вас не играют большой роли. Вы все равно не сможете занять деньги в традиционных учреждениях, разве что используете свои личные кредитные карточки, которые, скорее всего, имеют заоблачный процент. И, возможно, вам удастся убедить своих друзей и парочку других людей ссудит вам деньги под еще меньший процент, который вы еще должны как-то гарантировать. Бизнесы, которым низкие процентные ставки могут как-то помочь - это крупные компании, которые уже имеют доступ к кредитному окну в своих банках. Однако все исследования – и я имею в виду ВСЕ исследования – показывают, что крупные бизнесы являются нетто-уничтожителями рабочих мест. Таким образом, возможно, низкие процентные ставки и позволят им уничтожить меньше рабочих мест, однако низкие ставки не помогут им создать новые.

По словам моих друзей, общающимся с людми из администрации Трампа, и моих личных контактов в руководстве республиканцев в Конгрессе, новая администрация действительно рассматривает создание новых рабочих мест как самый важный результат своей деятельности. Из того, что я слышал, Стив Бэннон чрезвычайно сфокусирован на проблеме созданиоя новых рабочих мест.

И руководство республиканцев понимает, что снижение налогов и передача больших средств в руки потенциальным предпринимателей является главным способом их создания. Если хотите, можете назвать это “эффектом просачивания сверху вниз” (“trickle-down”, экономическая теория, которая не принимается мейнстримными экономистами - прим. igor734); но я клянусь, что когда я начинал в свои 20 лет, пытаясь наскрести (буквально) каждую копейку, катаясь на 20-летней машине и занимаясь кайтингом чеков, я не думал про свои усилия, что на них что-то может просочиться (чек кайтинг - своего рода мошеничество, когда выписывают больше чеков, чем есть денег на счете. При этом для покрытия дефицита на счет депонируется чек со счета в другом банке, на которм тоже нет денег. Расчет на то, что пока все транзакции завершатся, можно выиграть время и найти деньги на покрытие дефицита - прим. igor734).  И ниже, чем там, где я был, быть не могло.

Знаете почему многие из известных стартапов начинали в родительских гаражах? Потому что это было единственное место, которое могли себе позволить эти юные выскочки! И каждую копейку, которую они зарабатывали, они вдували назад, в бизнес, раз за разом. Начать вести жизнь с размахом рок-звезд они смогли лишь на намного более поздних стадиях бизнес-цикла. В самом начале они были такими же, как я. Им приходилось вставать в 2 часа ночи, и их желудки наверняка урчали, потому что они не знали, где взять денег на уплату зарплаты своим работникам, или заплатить за электричество, или дать своим женам достаточно денег, чтобы накормить детей. Кто-то должен был реально им заплатить за всю эту прекрасную работу и замечательный новый продукт, чтобы они смогли бы повернуться и раздать долги всем, кому были должны. Так что и на следующий день им нужно было вставать очень рано, следить, чтобы все двигалось и верить, что это когда-нибудь произойдет.

Вот это и называется “предприниматель”. И когда вы его обкладываете налогами, пытаетесь его зарегулировать и создаете каки-нибудь еще разные препятствия, вы в итоге остаетесь без новых рабочих мест, которые он мог бы создать. Это факт, Джэк. Вы можете запереться в своей %*&^%*&^ башне из слоновой кости, тыкать пальцем в потоки данных, но это нифига не будет значить, потому что данные показывают только то, что ты хочешь увидеть. В реальности же все происходит на передовой, где предприниматели просыпаются каждое утро, пытаясь сделать свой бизнес больше, лучше, злее, подтянутей, быстрей. И они пытаются мотивировать своих (зачастую немногочисленных) работников подписаться на это видение, за зарплату  и - в немногочисленных случаях - за кусочек будущего.

И вот из-за этого, в конце концов налоговая реформа настолько важна. Я могу не соглашаться с председателем Брэди или спикером Райаном по поводу деталей их налогового плана, но я искренне и с энтузиазмом одобряю их видение, что мы должны дать предпринимателям сохранить больше прибыли, чтобы они смогли вновь вложить их в рост своего бизнеса. (И в то же самое время мы не можем позволить себе раздувать бюджетный дефицит.) Я самый большой поклонник председателя Брэди! Если не считать некоторых маленьких деталей его плана налоговой реформы.

И заметьте, что если бизнес не реинвестирует и не изменяется, он погибает. Вы либо занимаетесь бизнесом жизни, либо занимаетесь бизнесом умирания. Те бизнесы, которые живут, берут весь капитал, который они могут сделать, и возвращают его назад, вкладывая в рост своего бизнеса.

Дайте им меньше капитала, и они будут меньше расти. Это правило работает во все времена и во всех странах.

Обратите внимание, то, что я изложил выше, абсолютно ничего не говорит о том, как правительство должно участвовать в том, что мы, как коллективное национальное социальное предприятие, делаем, чтобы более грациозно распространить бенефиты изменений и культурных новшеств на всех наших граждан.  Это две совершенно разные темы. Я понимаю, что нам нужно более равномерное распределение бенефитов от будущего роста. Я также понимаю, как эти будущие бенефиты будут созданы. И тут возникает древняя проблема “курица или яйцо”.

Все в конечном счете сводится к противостоянию Кейнса с Хайеком, как собственно и все проклятые экономические и государственные проблемы. Спрос или доход? Что раньше? Все вопросы о роли правительства и все те вопросы, которые я задал, в конце концов сводятся к этой ключевой загадке.

В следующей части мы услышим мой ответ на то, что я считаю самым лучшим налоговым решением. И я дам вам инструменты для создания своего собственного плана. Который, я действительно готов признать, может быть намного лучше моего! Я могу почти гарантировать, что мое решение разгневает 80% моих читателей. Правда, я не уверен, какие конкретно 80% из них это будут. В хочется надеяться недалеком будущем я смогу наконец сегрегировать вас и пойму, как написать проект налоговой реформы, которая сделает вас, мой читатель, счастливым. (Шутка. Я дмаю, это было бы громадным нарушением права на частную жизнь, и я никогда не стану этого делать. Слишком уж во мне много Хайека.)

Таким образом, вот почему этот процесс налоговой реформы настолько важен. Чем больше мы будем откладывать построение предпринимательского фундамента для создания будущего и будущих рабочих мест, тем менее определенным и более разочаровывающим будет наше будущее. У нас есть шанс сделать в этом году что-то большое. Реально БОЛЬШОЕ.

Или можно ничего не делать. Или сделать что-то, что только отложит решение проблемы. И если мы так поступим, как, по-вашему, отреагирует рынок, уже ожидающий большую налоговую реформу? Трамповский бычий рынок мгновенно превратится в трамповский медвежий рынок. И который из них, по-вашему, будут вспоминать? Нет, серьезно.

В следующей части мы посмотрим, почему налоговая реформа настолько трудна. Если реально взглянуть на цифры, становится ясно, что она чрезвычайно сложна, в ней нет ничего простого. Республиканскому руководству в Конгрессе предстоит экстраординарно сложная работа, чтобы представить такой план, который будет способен пройти Палату представителей и Сенат, и при этом что-то реально изменить. Кто угодно может провести закон, не изменяющий ничего, и назвать его “налоговой реформой”. У нас имеется возможность раз в хоть что-нибудь реально изменить.

Говоря словами Барри Свитцера, одного из величайших футбольных тренеров все времен, “Есть только одна самая важная вещь. Никогда не роняйте @%#$@# мяч”. В 2017 году республиканцы этот мяч получили. Давайте надеяться, что они его не уронят.
Tags: Америка, налоги, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments