Игорь Холоденко (igor734) wrote,
Игорь Холоденко
igor734

Налоговая реформа Трампа: плюсы и минусы. Перевод статей Джона Молдина

На днях зашел на сайт Джона Молдина, и не смог оторваться от серии статей о налоговой реформе. Очень уж сильно то, что он пишет, коррелирует с моими мыслями (хотя с самим Молдиным я не во всем согласен).

ИМХО, в настоящее время все увлеклись скандалами и разоблачениями, связанными с новой администрацией США; в результате из обсуждения совершенно выпал вопрос об экономической реформе, которую Трамп обещал во время своей президентской кампании. А между тем разработка законопроектов в рамках этой реформы идет полным ходом, и вот, похоже, уже подготовлена налоговая реформа, которая, по словам Джона, действительно может оказаться "фантастической" и "феноменальной". Вопрос только, с каким знаком эти питеты будут пониматься.

На мой взгляд, у Трампа сейчас имеется уникальная воможность провести именно то, что сейчас необходимо американской экономике. Именно его беспринципность (которая, в приципе, не самая лучшая характеристика для лидера свободного мира) позволяет ему не зашориваться консервативными или либеральными догмами, и протащить через Конгресс практически любую налоговую реформу. У Обамы в течение пары лет тоже была такая возможность, и он использовал ее для проведения реформы здравоохранения.

Проблема в том, что нужна не любая, нужна хорошая. Что получилось у Обамы, мы уже знаем - и это еще не самый худший вариант; республиканцы, вон, до сих пор не знают, как им ее менять :)).

В своей серии статей Джон Молдин, ознакомившийся с проектом налоговой реформы (того варианта, который, скорее всего, пойдет для обсуждения в Палату представителей) рассказывает о том, что, с его точки зрения, хорошо, что плохо, а что совершенно ужасно (The Good, The Bad, and The Ugly). Повторюсь, я не всегда согласен с его мнением, но в данном конкретном случае, на мой взгляд, очень много резонирует. Правда, серия еще не закончена, так что не буду загадывать :)) Но в главном я с ним согласен - судя по всему, что долетает до широкой публики, проект пытается решать не совсем ту задачу, которую собирается решить :)))

В общем, читаем, думаем, переживаем. Думаю, должно быть интересно не только американцам, которым с этим жить, но и россиянам - во-первых, если у нас чихнут, "будьте здоровы" придется таки говорить и в России; а во-вторых, просто должно быть любопытно, что там у этих пиндосов затевается, разве нет? :))


Налоговая реформа: Хорошая, плохая, злая - Часть 1

Автор: Джон Молдин

Виззини: Он не упал?! Непостижимо!

Иниго Монтойя: Ты постоянно говоришь это слово. Мне кажется, оно означает не то, что ты думешь оно означает.

– из фильма “Принцесса-невеста”

“Таможенные пошлины представляют собой набор налогов на импорт, разработанный специально,
чтобы защитить местных производителей от жадности их клиентов.”

– Амброуз Бирс

“Обширные возможности созревали прямо у них на глазах. И тем не менее, все, что они замечали -
это как стесненная экономика борется за постоянно сокращающееся добывание хлеба насущного.”

– Джозеф Шумпетер о промышленной революции

Обычно темой этих моих писем являются экономика, финансы и инвестиции. В последнее время, однако, политический процесс начал вторгаться в мое обычное пространство – зачастую к неудовольствию некоторых моих читателей. Я понимая, что политика приходит в качестве нагрузки к территории; и я думаю, что каждый, вне зависимости от его  политичской склонности, согласится, что налоги, политические по своей природе, оказывают громадное воздействие на экономику, финансы и инвестиции. Таким образом, комментарии на тему налогов вполне укладываются в условия игры.

Мое изначальное намерение для этого письма было провести анализ того  проекта налоговой реформы, который предлагается республиканцами. Мы с моим помoщником Патриком Ватсоном потратили две недели, пытаясь углубиться в самую суть предложенных налоговых изменений. Я имел счастье беседовать с главой Комитета мер и весов Палаты представителей Конгресса США, моим земляком-техасцем Кевином Брэди, а также его подчиненными. Глава комитета был настолько любезен, что разрешил публиковать свои замечания – однако его сотрудники дали мне понять, что они должны были использоваться только в качестве фона. Мы также поговорили с множеством аналитических центров и другими экспертами, представляющими весь политический спектр. Мы даже сумели получить информацию о некоторых предполагаемых реформах, которые, как я могу понять, пока еще не засветились нигде в интернете.

Несколько наблюдений с высоты 30 тыс. футов –

1. Это намного более радикальный проект налоговой реформы, чем Рейгановский. Они даже рядом не стоят. Когда я говорю, что она затрагивает все вокруг, я имею в виду, что она затронет ВСЕ И ВСЕХ. И не только в США. Когда ты начинаешь ее обдумывать, ее глобальные последствия реально потрясают. Если вы думете, что можете находиться в Европе, Азии или Африке и быть просто сторонним наблюдателем этих изменений, вы просто не уделяете досточного внимания. Они окажут значительные последствия как на стоимость валют, так и на международную торговлю.

Таким образом, то, что я приготовил для вас сегодня - это не обычное регулярное письмо на тему предложенной налоговой реформы. Это первая часть из серии (думется, в нее войдет как минимум три части) на тему последствий преложенной реформы. Я все время использую слово “предложенной”, так как вокруг этого законопроекта по прежнему идет бурление. Что в реальности выйдет в итоге из этой мясорубки, известной под назаванием “Конгресс США”, с трудом поддается предсказанию. Но мы намереваемся исследовать ключевые положения проекта, вышедшего из-под пера Комитета Мер и весов, который как раз и будет вынесен на обсуждение.

2. В этом проекте есть вещи, которые мне очень нравятся, есть вещи, с которыми я могу согласиться; а также вещи, которые, на мой взгляд, могут потенциально иметь серьезные негативные последствия для некоторых людей и стран. Определенно, в результате появятся выигрывшие и проигравшие. Но, как сказал мне один из инсайдеров, в любой крупной налоговой реформе всегда есть выигравшие и проигравшие. Если мы перенесемся на семь лет в будущее, думается, экономический климат довольно значительно улучшится, если то, что я видел, будет внедрено сегодня. Но меня беспокоит переходный период. Дорога в это прекрасное будущее будет полна впадинами и крутыми поворотами.

3. В самом сердце предложенной реформы лежит очень серьезная цель - создание новых рабочих мест. Но каких рабочих мест, какого сорта рабочих мест, и где? В эпиграфе я привел реплику Монтойя из фильма “Принцесса-невеста”  (да ладно, признайтесь, что вы все смотрели его хотя бы раз): “Мне кажется, что это слово означает не то, что ты думешь, что оно означает.” Как мы сможем сегодня убедиться, я совсем не уверен, что “создание рабочих мест” - это то, что республиканцы понимают под “созданием рабочих мест”.

Вначале мы взглянием на предлагаемую налоговую реформу с высоты философского подхода, а затем спустимся в более детальную “мякотку” того, что на самом деле предлагается в проекте. Как я уже отметил выше, почти все, с кем я обсуждал эту налоговую реформу, согласились с тем, что главной ее целью будет создание рабочих мест.

Мне рассказали о частном разговоре Стива Бэннона с Элоном Маском. Бэннон был сфокусирован на создании рабочих мест, и не хотел больше ничего слушать. “Откуда возьмутся рабочие места в солнечной энергетике Западной Вирджинии?” - требовал он ответа от Маска. Целью номер один всей переходной команды является создание рабочих мест. Хороших мест, американских мест. Это было сердцем и душой всей кампании Трампа. Даже Пол Кругман скажет вам, что экономический рост путем создания рабочих мест является единственным способом выбраться из нынешнего экономического болота. И хотя имеются очень серьезные разногласия по поводу путей достижения, практически все согласны с тем, что является целью.

За исключением одной маленькой детали.

Я далеко не уверен, что все понимают природу той местности, которую мы собираемся пересечь в походе за новыми рабочими местами, не говоря уже о постоянно изменяющихся характеристиках этой цели.

Амазонские джунгли

Давайте начнем с небольший истории, чтобы проиллюстрировать то, что я имею в виду. В Соединенных Штатах имеется компания, которая начинала с того, что предложила некоторые товары доставлять напрямую покупателям, а затем быстро расширила ассортимент до такой степени, что в него было включено практически все, что потребитель мог пожелать. Компания вышла напрямую на покупателей, минуя местные “реальные” магазины, и стала невероятно успешной, удовлетворяя нужды клиентов по всей стране. Само собой разумеется, местные торговцы зачастую (как бы сказали экономисты) “выпадали из посреднической цепочки”, что является красивым способом сказать о том, что они оказались неконкурентоспособными ни по ассортименту, ни по ценам, не говоря уже о доставке и удобстве пользования, в результате чего многие из них разорились. А с ними ушло множество рабочих мест, на которых было занято множество людей.

В последнее время я использую эту историю в своих выступлениях и разговорах, и все мои собеседники и слушатели кивают головами и говорят, либо вслух, либо про себя: “Амазон”. Но дело в том, что я говорю не об Амазоне. Я говорю о другой иконе американской розницы, известном как “Sears, Roebuck & Co”.

В конце 1800-х, Ричард Сирс начал продавать часы наложенным платежом по почте. Он продал эту компанию, однако спустя несколько лет начал другой посылочный бизнес по продаже одежды и других товаров. Появление бесплатной доствки в сельской местности в 1896 году и бандеролей в 1913 дали Сирсу возможность отправлять заказы даже самым удаленным клиентам. Каталог “Sears” стал одним из основных признаков американской семейной жизни. К 1960м годам 1 из каждых 200 работников в США получал зарплату в Sears, и каждый третий имел при себе кредитную карточку  Sears. Каталог “Sears” стал желанной книгой, которая давала тем из нас, кто рос в сельской местности, доступ к товарам, которые либо полностью отсутствовали в местных магазинах, либо либо имели там высокую цену.

Для нынешнего молодого поколения это трудно понять, но приход по почте каталога “Sears” во времена моего детства  было большим событием. Приход каталога “Montgomery Ward” было вторым по значимости. Вся семья просматривала эти каталоги страницу за страницей, обдумывая что бы мы нам такое купить. Я уверен, я был не единственным ребенком, который обводил в нем пару игрушек, надеясь, что Санта-Клаус подарит их мне на Рождество.

В это трудно поверить, но у Sears не было ни одного реального магазина до 1920-х годов, к которых компания превратилась в крупнейшего розничного торговца в мире. Однако опыт Sears позволил Сэму Уолтону, который начал свой бизнес в 1962 году, обогнать Sears к 1990; а к 2000 продажи Walmart в 6 раз превысили показатели Sears.

Перенесемся в 2017. 178 тысяч нынешних работников Sears можно заносить в Красную книгу. У  Sears было 3555 магазинов в 2010, а сегодня их 1503, и в этом году планируется закрыть еще 10% из них. Причем эти дополнительные магазины будут закрыты скорее раньше, чем позже. Если только гений хедж-фондов Эдди Ламперт не сможет опять вытянуть какого-нибудь кролика из своей, похоже, бездонной шляпы, Sears отправится в тот же путь, который до него прошли Blockbuster и Kodak.

Помните Blockbuster? Основанный в 1985 году, на своем пике в 2004 Blockbuster имел 60 тыс. работников и 8 тыс. магазинов.  К 2010 он стал банкротом. В настоящее время осталось около 50 магазинов Blockbuster, открытых по франшизе.

Но какое отношение эти отрезвляющие истории имеют к налоговой реформе? Налоговая реформа (по крайней мере, в республиканской ее версии), основывается на создании рабочих мест в Соединенных Штатах. В своей кампании Трамп фокусировался на то, как американцы теряют рабочие места в пользу иностранных конкурентов. Казалось бы, довольно просто объяснимый тренд, так? Рабочие места уходят отсюда и идут в Китай и Мексику.

На самом же деле все несколько сложнее. Простой факт заключается в том, что Спединенные Штаты сегодня производят больше промышленной продукции, чем когда-либо ранее. И эта тенденция к росту в промышленности, которая образовалась в 1920-х годах, не выказывает никаких признаков ослабления, даже во время рецессий. График ниже взят из исследования, проведенного двумя профессорами из университета Ball State. Это замечательный анализ, показывающий, что 80% всех рабочих мест в американской промышленности было потеряно из-за новых технологий. Американские рабочие сегодня стали чрезвычайно более продуктивными, чем они были еще в 2000 г. Авторы показали, что наши 12 млн промышленных рабочих мест производят сегодня такое же количество товаров, что производили 21 млн промышленных рабочих мест в 2000 году.

Рис. 1 Индекс промышленного производства США, 1919 - 2014

Этот тренд не собирается изменяться. Технологии будут продолжать увеличивать производительность американской (и всей мировой) промышленности. Когда такие компании, как  Foxconn в Китае, создают роботизированные производственные линии, стоимость рабочей силы реально сократится до размера ошибки округления в общей сумме промышленных издержек.

Предсказание: Apple скоро будет производить iPhone 9 или 10 в Соединенных Штатах. Но производство этих айфонов здесь не создаст так уж и много рабочих мест, потому что работа будет производиться на роботизированных сворочных линиях. Если введут пограничный поправочный налог (border adjustability tax, BAT), который является частью нынешнего проекта налоговой реформы, Apple вернет эти производства даже быстрее. Почему? Потому что наиболее привлекательной для производства товаров страной в налоговом плане станет США. Конечно, другие страны могут тоже ввести нулевые ставки, но у них нет такой же инфраструктуры и такого же количества необходимых талантов, которые имеются у США.

Я уже слышу, как мои друзья в Европе запротестовали, однако предлагаемый пограничный налог Border Adjustable Tax (BAT) заметно отличается от НДС (налог на добавленную стоимость), который применяется в более чем 160 странах. Тот налог просто увеличивает издержки производства в этих странах. (Как мы увидим в следующей части, BAT является как “фичей”, так и “багом” предлагаемой налоговой реформы.)

Мы можем спорить по поводу эффективности экономики предложения (“supply-side economics”), однако в реальности рейганомика таки привела к настоящему буму как в производительности труда, так и в занятости. Билл Клинтон получил преимущество от этого “попутного ветра в парусах”, и когда соединил его с реформами Ньюта Грингрича, ему удалось сбалансировать федеральный бюджет. (Конечно, помогло еще то, что Росс Перро откачал достаточное количество голосов, чтобы у Клинтона получилось стать президентом. Тайминг решает все, а уж что-что, а с таймингом у Билла Клинтона все было прекрасно).

Нынешний налоговый проект сделал бы честь даже Рейгану. И ожидания всех, с кем мне довелось разговаривать. Состоят в том, что планируемая налоговая реформа произведет точно такой же эффект, какой произвела рейгановская реформа в 80-х и 90-х. Однако проблема в том, что сейчас 2017-й.

Я больше беспокоюсь из-за будущих потерь рабочих мест не столько в промышленности, сколько в сфере услуг. Потеря 178 тыс рабочих мест в компании  Sears - это большая проблема. Но Амазон также медленно, но верно вытесняет небольшие бизнесы на обочину: мы теряем 5 рабочих мест здесь и 10 - там.

Некоторые владельцы крупнейших моллов в мире (согласно редакционной статье в Wall Street Journal) просто отдают ключи кредиторам, которые финансировали строительство. Они больше не могут зарабатывать деньги на своей недвижимости. Если закроется Sears, это выведет из строя ключевые магазины в сотне моллов, делая их менее проходимыми и менее ценными. Прочие магазинчики в тех моллах, которые завязаны на том трафике, что производят Sears, также в результате уйдут.

Если вам надо купить бриллиант, пойдете ли вы в ювелирный магазин в местном молле? Если вы разумный покупатель, то нет. Вы можете пойти в молл, чтобы присмотреть себе что-нибудь, но покупать вы будете на сайте Blue Nile, который является чем-то вроде eBay для бриллиантов и других ювелирных украшений.

Личный пример: кое-кто из моих друзей знают, что я сейчас как раз помолвлен, так что не так давно я искал хорошее кольцо с бриллиантом. Я позвонил двум друзьям, котрые всегда воротят нос, когда им приходится покупать по розничным, а иногда и по оптовым, ценам. Я хотел купить кольцо там, где покупают они. Они оба сказали, что ювелирный рынок сегодня полностью изменился. “Иди на Blue Nile”, - сказали они, - “Ты там сможешь найти практически все, что только можешь себе представить, с довольно быстрой доставкой”. Бриллианты там обычно продаются с примерно 3% наценкой, однако это не та наценка, с которой могут существовать магазины в моллах.

И Амазон, и Walmart довольно неплохо сработали в это Рождество. Однако многие другие ритейлеры - не очень. Оналйновые продажи в последний праздничный сезон выросли на 14%, это самый высокий темп роста за последние 5 лет. Продажи в магазинах выросли всего на 1.4% - этот рост даже не покрывает инфляцию. И этот тренд будет продолжаться. Амазон и его онлайновые подельники определенно являются волной будущего. Одна из последних крупных компаний, торгующих по каталогам, U-Line, посылает свои каталоги только для того, чтобы поддержать онлайновые продажи, а не в качестве альтернативного метода. Я как-то недавно был в одном из их складов размером в миллион квадратных футов, и они реально отправляют товары в день заказа.

Те, кто читают меня давно, знают, что я пишу книгу о том, как будут выглядет следующие 20 лет. И как я упоминал ранее, самой сложной главой является та, что посвящена будущему в сфере работы.

В последующих частях мы увидим, как прелагаемая налоговая реформа сможет перевернуть весь финансовый мир с ног на голову. Этот мир - то, что мы представляем себе в качестве традиционного банка и инвестиционных институтов – вкладывает сейчас всего около 15% своих инвестиционных средств в развитие нового бизнеса. Все остальное уходит на финансиализацию и куплю-продажу уже существующих комапний (выкуп акций с рынка и т.п.).

Согласно предлагаемой налоговой реформе, 100% инвестиций можно будет списывать с налогов уже в первый год. Построили завод? Забудьте про амортизацию: списывайте все в первый же год. Все, кроме земельных участков, можно будет сразу списать. Эта политика не только создаст новые рабочие места в строительстве, она также создаст их в отраслях, производящих оборудование, которое используется на производственных линиях, а также рабочие места для тех, кто будет их обслуживать.

Нынешний проект налоговой реформы неплохо сработает для традиционного бизнеса. И он определенно разожжет все находящиеся там в зародышевом состоянии животные инстинкты.

(Несколько забегая вперед: Я начал спрашивать сотрудников, отвечающих за создание тех мириад правил, которые будут использоваться в этой реформе: “А можно будет списать то или это? Как будет облагаться доход от услуг, оказываемых за рубежом?” Я задавал их снова и снова, и их обычный ответ был: “Мы еще не решили”. Но их настроение было направлено на то, чтобы максимально возможно стимулировать инвестиции и создать рабочие места уже сейчас!)

По здравому  размышлению, я не уверен, что можно найти какую-либо  другую реформу, которсая  помогла бы создать больше рабочих мест в ритейле или сфере услуг, чем эта; однако этого может оказаться недостаточно. По мере того, как все больше и больше рабочих мест в рознице отдаются на милость онлайн-торговле, роботам, искусственному интеллекту и другим технологиям, замещение потерянных рабочих мест новыми будет становиться все более и более сложным делом. Конечно, не в этом году, и не в следующем, но где-то в будущем нам придется задуматься о том, что мы как общество будем делать в мире без занятости.

Говоря это, я не имею в виду, что работа исчезнет, но в нем будет все меньше и меньше работы для рабочих, находящихся в “самом низу пищевой цепочки”. Между 2022 и 2030 мы должны потерять порядка 3 млн работ водителей такси и грузовиков. Где эти люди найдут себе работу? И это всего лишь одна отрасль.

Что произойдет, если мы наконец найдем “серебрянную пулю” в лечении рака? А мы ее найдем, рано или поздно. И все эти госпитали, весь лечебный персонал, все работники фармацевтических компаний, которые зависят от постоянного притока раковых пациентов, окажутся не у дел. А мы говорим о сотнях и сотнях тысяч работников, получающих в целом довольно высокую зарплату. А что случится, если мы победим Альцгеймера? Или любую другую из дюжины ужасно изнурительных болезней, стоящих громадное количество денег в лечении и обслуживании, требующих услуг сотен тысяч персонала.

Продолжение следует

Tags: Америка, деньги, налоги, предпринимательство, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments